concors: (dark)
Der Soldat



Jännerwein — Bei gedämpftem Trommelklang



Дробь барабанная где-то слышна;
Цель так далека! А дорога длинна!
Покой бы скорее, чтоб всё позади!
Мне кажется, сердце взорвётся в груди!

Я в мире любил лишь его одного,
Знал я, что смерть караулит его.
Музыка к бою, солдаты в строю,
И я тоже здесь, жду команду свою!

Здесь он увидит в последний раз
Солнца небесного радостный час.
Сомкнутся глаза его - только тогда
Подарит покой ему Бог навсегда!

Всего было девять стрелявших солдат;
Пули восьми из них прочь просвистят.
Страданья и боли, куда от них деться?
Но я, я попал ему в самое сердце!

Перевод: О. Мегель
concors: (dark)
Sagittarius - Trunkene flut


Готфрид Бенн - Пьяный поток

Пьяный поток,
транс, травма, потоп,
исток - итог
мой облекает лоб,
бой в абсолюте,
где, подвиг свой верша,
глубинами сути
прельщается душа.

Жар от озноба,
заочный, звёздный свет;
любовь — проба:
что если смерти нет?
Неужто мнимо
творенье, тщетный зов?
Мимо ты, мимо,
порознь, в конце концов.

Один ты снова,
вершитель треб;
жертва готова:
вино и хлеб.
Лес не воспрянет,
рог опустел;
Деметру тянет
в могильный предел,

и твой виднее
костяк со спины,
когда синее
восторг волны,
и старше сердцá
от слёз и обид;
образ творца
нам жить велит,

молча страдая
за веком век,
когда вместо края
лишь мнимый берег,
лишь пьяный поток,
для душ потоп,
и нет ни дорог,
ни горных троп.

Перевод В. Микушевича
concors: (dark)
Готфрид Бенн - Последний взгляд

Над бездной дней, над их потоком
на темных крыльях воспарив,
окинь прощальным долгим оком
исток, и русло, и разлив.

Там плоть и камень — все едино,
не поздно все, и все не вдруг,
как в золотом кольце змеином,
там завершен извечный круг:

то свет, то мрак на небосводе,
во славе трон, в слезах труды,
и вот вдали страна восходит,
и в ней сады цветут, сады...

Последний взгляд — не вдруг, не поздно,
и страсть и дрема — все одно,
и как в кольце змеином грозном,
там все судьбой предрешено:

прозренья миг — но не всесилья,
не откровений неземных,-
над бездной дней раскинуть крылья
и камнем кануть в лоно их.

перевод А.Карельского
concors: (dark)
13552.198707.original.jpg

Franz Eichhorst - Terstillensteg
...

Затишье на фронте

Изредка вспышки отдельных пушек.
Скрип телег на далёком шоссе.
Каркают вОроны. С дальних опушек
тянутся лошади, все в росе.

Ветер до странности лёгок, прян,
словно касание чьей-то руки.
Нас окружает покой, обман.
Кажется, выстрелы далеки.

Кажется дико теперь умереть:
выпучить потрясённо глаза.
Я покидаю земную сеть,
и отступает гроза.

В вечности тонет боли игра.
Манит весна, оставляя след:
в лето зовёт. Пора, пора.
Мне по лицу скользит свет.

Курд Адлер (1892-1916)
concors: (dark)
...
Мы, отпрыски расстрелянных отцов,
Приученные с детства к звукам маршей,
Глядим на наших мёртвых, тех кто старше,
Не понимая их призывных слов,

В небытие манящих их знамён...
Который год мы истекаем кровью,
И нашу поступь, тяжкую, слоновью,
На марше не удержит чей-то стон.

И те, кто в наших пышных городах
Предвозвещали новую эпоху
Величественным валом голосов,

Растают в воздухе, подобно вздоху,
Толпою колченогих дураков
С рубцами древней славы на щеках.

Ханс Эренбаум-Дегеле (1889-1915)
concors: (dark)
Wilhelm Saute.jpg

Wilhelm Sauter - Die badischen Leibgrenadiere bei Cambrai 1917

...
Мы третий день не спали и не ели,
В лесу всё так же продолжая бой;
Размеренно стуча в усталом теле,
Катилась кровь по вене голубой.

Окопы наполняя, дождик редкий
Нас погружал в томительный озноб,
Мы цепенели, как марионетки,
Бессмысленно уставившись в окоп.

И от пальбы, пронизывающей лес
Сводило коченеющие руки,
А в голове две мысли: "хлеб" и "сон".

Мелодией плыли в ритмичном стуке
Над деревушкой залпы митральез,
Как отголосок наших похорон.

Ханс Эренбаум-Дегеле (1889-1915)
concors: (dark)
Пять песнопений
Август 1914

III
Третий уж день, и что же?
            Вправду ли я воспеваю чудовище,
Бога, о коем я прежде лишь удивленно
издалека помышлял, вспоминая о нём?
Потухшим вулканом стоял он вдали. Порою
вскипая. Порою в дыму. Мрачен, божественен.
Разве что вблизи него окружающий ландшафт
содрогался. Мы же священные
струны свои другим посвяшали
            грядущим Богам, но каким?
...

Райнер Мария Рильке
concors: (dark)
Подъём

Ночи
Вздох
Вкруг висков во сне
Лаской.
Стали дребезг бледен.
Зло прёт ввысь
И
Гонит сон с окопов.
Ржанье кляч
Тенью вплясывает в лес.
В очи сочат
Звёзды
Свет
Потопом.

Август Штрамм (1874 - 1915)
concors: (dark)
Антон Шнак - Путь на западный фронт

...Кораблик чудный, как рука, скользит. В темнеющих
  полях петляет Рейн. Столбы из дыма. Трубы
  частоколом нескончаемым воздеты к небу. Грозовой
  восток
Желтеет всполохами. Молнии жгуты белы, красны, зелено-
  фиолетовы, великолепны. Сады в коричневатом
  сумраке; сады невыразимо
Заросшие; сады, где мы мечтали; и сады, раскинувшиеся,
  как тяжкие покровы, в них замки, калитки, родники;
  сады, подобно лону девы, в тишине незримой.
И окна все бегут, мелькая, мимо голубые, золотые. В
  промежутках в туннеле пустотелом пугающий глухой
  колесный грохоток -
И сон, тяжёл, удушлив; рельсов шум... В полях, как на
  далёком берегу, видны холмы, летящие, как тени,
  прочь, обвешаны лесами. И звёзды, так растерянны, о,
  сколько их, горящих до утра!..
Вдали - твердыня города. Край неба - весь в дыму, из
  дыма - свет, в нём трубы, башни к небу вопиющие, в
  нём женщины, цветы, в нём земляничное стекло,
В нём повседневность, песни, всё течёт потоком... Вдали.
  Белея. Сооружены из блеска и огня... Вокзалы. Лампы
  красноватые всё ближе. Пустые неземных размеров
  своды нависают тяжело.
Безбрежные равнины. Ночи полны звёзд - Большой
  Медведицы мерцанье беспокойно, а Малая зашита в
  тёмно-синий шёлк. - Внутри меня скопилась тяжесть,
  мощная игра
Здоровых молодых кровей. Игра тоски по дому. Игра
  томления, пока скользят и мчатся мимо вершины...
  города...деревья...корабли...зеленый свет...
В средневековой роскоши краснеет замок парапетами...
  Пруды, заросшие, глубокие, как в сказках...Деревня,
  утомлённая, пугливо спящая среди холмов...
Здесь ночь пылает; здесь из окон свет летит; на
  горизонте молнии и голубые тучи; женщины смеются
  втайне вдали в садах, луна, желтея, красит горизонт;
Здесь воды на закате с бормотаньем падают в бассейны
  полные рыбешки мелкой; здесь мать в тоске к окну
  подходит, а на лице морщин глубокий след;
Я полон смерти, ужаса, отчаяния, страха, мой лоб кипит,
  из глаз струятся слёзы, предан смерти и почти готов,
Я - вещь, никчёмная, как и другие вещи: рассеянный
  песок и скошенный цветок, стекло, разбитое на тысячу
  осколков, я зверь, что брошен в пекло преисподней:
  фронт...

Антон Шнак (1892-1973)
concors: (dark)
Бог города

Расселся, придавив собой квартал.
Ветра легли на чёрное чело.
И взор его от гнева страшен стал:
Окраины уходят за село.

Блистает брюхом на заре Ваал,
Вокруг на коленях города стоят.
К нему несметный колокольный шквал
Течёт из моря каменных громад.

Как танец корибантов, мерный гул -
Музыка улиц. И фабричный дым,
Как облако огромное, прильнул,
К нему течёт курением благим.

В его глазницах распухают громы.
Темнеет вечер, ночью оглушён.
И бури, словно коршуны, влекомы
Над гривой, что от гнева вздыбил он.

Грозит во тьму мясничьим кулаком.
Несётся с рёвом океан огня
По улице. И жар за домом дом
Сжирает город до прихода дня.
concors: (dark)


Над прахом наших могил
Ночь склоняет разбитый лоб.
Под дубами качаемся мы в серебряном челне.

Белые стены города неумолчно звенят.
Под терновым сводом, о брат мой,
мы — слепые стрелки, карабкаемся в полночь.

Георг Тракль
concors: (dark)
еще одно стихотворение реквием у Агнес Мигель посвященное Кафедральному собору в Кёнигсберге.





Собор

Звук - первый! - моего достигший слуха -
святая песнь Твоих колоколов!
В Твой заколдованный входила круг,
Чарующим дыханием согрета.

Здесь самых первых несколько шагов
я сделала. Здесь началась жизнь духа.
Благоухание старых лип вокруг
предназначало мне весну и лето.

Из врат Твоих шли в отблеске свечей
в зеленом миртовом венке и Счастье,
и Юность рука об руку, иначе
шел первой смерти тихий скорбный ряд:
зов ангца, звучащий в детском плаче,
когда прошел крещения обряд;
и вдохновенье девичьих очей,
когда свершилось первое причастье.

Ты осенил крылато мое детство,
на равенство меж вечностью и жизнью
мне указал, поклялся на крови.
И бой часов отмерил столько вех:
таланта несовместность и злодейства,
и таинства рождения и тризны.
Ты мне придал уверенность в Любви,
что бодрствует в ночи одна на всех.

...Безумство огненной геенны. Ураган
все поглотил, и умер мой Собор,
и раскалились языки колоколов,
поющих похоронные псалмы.
Могила на могиле. В балаган
мир превращен - куда не кинешь взор.
С обугленным и плачущим, без слов,
с Тобой в последний раз прощались мы.

Недостижим, как юность, стал сегодня.
Но с каждым Рождеством, как кровь по жилам,
сверкнет в наряде елки новогодней
в моих снах беженки Твой образ милый.

И вижу я, как это было, снова:
Алтарь, сверкающий нежнейшей позолотой,
И своды высоко взлетевших арок,
и гулкость эха в первые морозы,
хорал органный, пасторское слово,
что душу возвышает до полета...
Там я - нежданный в Рождество подарок -
ребенком пела: "Распустились розы..."

И не погасят в сердце ночь, отчаянье
Твоих свечей, Собор, янтарное мерцанье!
concors: (dark)


Агнес Мигель, поэтесса из Кенигсберга, в 1944 году была свидетелем жестокой бомбардировки своего города союзнической авиацией.
В 1945 году покидая осажденный город написала эти строки:

Прощание с Кенигсбергом

Тебя, мой город, пригласила смерть
На огненную пляску среди тьмы.
На твой горящий плащ глядели мы
И слышали, как с церкви кафедральной
Тебя печальной песней погребальной
Расплавленная отпевала медь.

И было тяжело смотреть,
Как мимо свай, обугленных чудовищ,
Струился Прегель к огненной купели,
Где жертвенным огнем склады горели –
Могильники утраченных сокровищ.
Мы видели, как из небытия
Явилась смерть без маски и без грима,
И вниз пустилась через клубы дыма
Ее зловеще черная ладья.

Таким ты был. Весь пепельным снежком
Запорошен, обломками завален,
Дотла сожжен, разрушен до развалин,
Казался ты угрюмым чужаком.
Ты ненависти пламенной внимал,
Ты траурной одежды не снимал –
Мечта врага, всесильного мечом!
Ты, с побледневшим предстоя лицом,
Лихую смерть достойно принимал.

Мы прочь от пепелища уходили,
Но, уходя, без устали твердили:
Пускай сюда мы больше не вернемся,
Но детям рассказать клянемся,
Где наша кровь и где наш отчий кров,
Что наш источник жизни не померк,
Что ты вовек бессмертен, Кенигсберг!
concors: (dark)
Гертруд фон ден Бринскен - Смерть господина в 1919

Холопы ведут господина на смерть
Горит в небе тускло звезда
Под пьяную брань сыпет неба твердь
Стеклянную крошку льда

В тюремных лохмотьях шаг его тверд
Надменность в его лице
С киркой на плечах идет он вперед
Сиянье в глазах под прицел.

"Зачем же кирка?" - "Могилу копать",
"Ты - смертник, сияешь к чему?"
"Хочу за то, что мой дух не пропал,
Спасибо сказать Ему.

За то,что был счастлив в детстве своем,
Когда к облакам вознесусь",
"Надменность к чему на лице твоем?" -
"Я верю, что снова проснусь!"

перевод Евгении Федосюк

Barditus - Herrentod 1919



видеозапись с концерта )
concors: (dark)
Кто устал, кто жил вдали,
Тёмною пришёл дорогой.

Georg Trakl
concors: (dark)
Jännerwein - Mild Und Trüb


Ясь и хмурь
Впереди
Тяжкий путь
Мой удел.

Хлад и ветр
Смерти весть
Свет и май
Счастья знак.

Что свершил
Что терпел
Что искал
Что я есмь:

Как пожар
Догорел
И как песнь
Отзвучал.
concors: (dark)


Forseti – Am Abend


Вечером
Луч, сквозь туман, преломляясь,
После дождя угас
Заревом благословляя
Вечер в последний раз

И началась в поднебесьи
Тени и света игра
Как темноты предвестник,
Лег на природу страх

Вниз из небесной тверди
Холод спустился вдруг
Словно мечтая о смерти
Лес зашумел вокруг

перевод Евгении Федосюк
concors: (dark)


Fritz Cremer - O Deutschland, bleiche Mutter


современное )
concors: (dark)


Orplid - Sang am Abend


Вечерняя прогулка
Бреду по дороге избитой;
Теней стен силуэт косой,
Сквозь шпалеры, лозою обвитые -
Лунный свет над ручьём и тропой.

Тихо песни, петые прежде,
Я пытаюсь вновь затянуть.
Многочисленных путешествий
Тени крестят мой долгий путь.

Зной, ветра, снега и ливни
Хлещут в спину, щёки мне бьют.
Ночи летние, молнии синие,
Бури и дорог неуют.

Загорелый, будто высосанный
Полнотой, встречавшейся мне,
Себя чувствую вновь призванным,
Пока вьётся тропа во тьме...

перевод Аркадия Равиковича
concors: (dark)


Across The Rubicon - Here dead we lie


Альфред Эдвард Хаусман - Мы здесь лежим

Мы здесь лежим. Смерть выбрала в бою нас,
Чтоб нам не знать стыда или вины.
Не велика потеря – эта жизнь. Но юность
Иначе думает, а мы были юны.

перевод Андрея Гастева

Profile

concors: (Default)
concors

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:18 am
Powered by Dreamwidth Studios